Видео и фото

Золотая лихорадка худ фильмы

Золотая лихорадка худ фильмы

Золотая лихорадка худ фильмы

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии , проверенной 11 октября 2017; проверки требуют 3 правки . Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии , проверенной 11 октября 2017; проверки требуют 3 правки . У этого термина существуют и другие значения, см. Золотая лихорадка (значения) . «Золотая лихорадка» ( англ.  The Gold Rush) — приключенческая кинокомедия режиссёра Чарльза Чаплина , вышедшая на экраны в 1925 году , один из его самых известных фильмов. Картину часто называют одной из двух величайших немых комедий в истории, наряду с «Генералом» Бастера Китона [1] . В снежную бурю, он и Большой Джим, недавно нашедший золото, попадают в хижину Чёрного Ларсена. Они испытывают муки голода. Пути золотоискателей расходятся: Маленький Бродяга попадает в небольшой городок; Большой Джим потерял память после удара в схватке с Чёрным Ларсеном; Чёрный Ларсен погибает в лавине. В городе Маленький Бродяга влюбляется в Джорджию. Из-за неё ему приходится вступать в схватки с Джеком. В городок приходит Большой Джим, к которому возвращается память. Вместе с Маленьким Бродягой они находят хижину Чёрного Ларсена и прииск Джима. Разбогатевшие и ставшие знаменитыми, Маленький Бродяга и Большой Джим покидают Аляску на корабле. На этом же корабле находилась Джорджия, разочарованная в своих мечтах. Но случай снова свёл её с Маленьким Бродягой. Единственная немая комедия Чаплина, снятая по заранее готовому сценарию. В главной женской роли должна была сниматься Лита Грей , но из-за её беременности Чаплин был вынужден искать другую исполнительницу. [2] Съёмки вступительной сцены проходили в горах Сьерра-Невады . Для съёмок специально были наняты 2500 бродяг, которые сыграли золотоискателей, идущих вереницей через горный перевал. Несмотря на суровую погоду, Чаплин требовал идеального исполнения всех сцен, иногда количество дублей доходило до 25. [3] . Однако в результате остальные натурные сцены не вошли в фильм, и были пересняты в павильоне. [2] Были испробованы несколько способов имитации снега, в том числе съёмки на настоящем снегу. Почти весь материал был два и более раз переснят «с разным снегом». Наложение фона в сцене путешествия маленького бродяги в горах; Наложение предварительных снятых сцен для превращения маленького бродяги в курицу и гибели Чёрного Ларсена; Миниатюра для сцен дома золотоискателя издали. Чаплин 27 раз перемонтировал картину, прежде чем пришёл к окончательной версии. С приходом звукового кино, в 1942 году Чаплин сделал новую версию фильма, в которую включил собственную музыку и авторский текст, который читал сам. Некоторые сцены были сокращены, включая финальную. Считая эту версию окончательной, Чаплин не позаботился о сохранении оригинала 1925 года, который был восстановлен из разных источников. Этому способствовало то, что авторские права на оригинал не были продлены. [2] В 1956 году картина была ещё раз им отредактирована: Чаплин внёс небольшие изменения в читаемый им текст от автора [3] . Во второй части британского телефильма « Неизвестный Чаплин » (1983) были представлены сохранившиеся рабочие дубли и кадры со съёмочных площадок фильма «Золотая лихорадка», показывающие процесс съёмки фильма и поиск Чаплиным режиссёрских решений.

Отряд путешественников, состоящий из пяти мужчин, решает отправиться в рискованный поход на «Желтую гору» - опасную территорию и место обитания индейского племени «Черная лапа». Их цель состоит в том, чтобы разыскать родственника одного из членов экспедиции. Им оказался маленький пропавший мальчик. Лидер команды Макс Дитрих нанимает в помощники Тома Ханнера и его ковбойскую команду, чтобы они помогли провести мужчин через неровные и извилистые пути к пункту назначения. Но для того, чтобы начать поиски на местности краснокожих, необходимо получить специальное разрешение от племенного старейшины по кличе «Белое орлиное перо». В этом им поможет доктор Сара Тейлор, которая стремится поселиться среди индейцев... Плеер также доступен на телефоне и планшете под управлением андроид (Android с поддержкой HLS), и на iPhone и iPad под управлением iOS. Есть ошибки или проблемы с фильмом? Сообщи нам! Расскажи друзьям о своих впечатлениях:

Как богатели на тех, кто пытался разбогатеть на золоте. "Золотая лихорадка" (худ. фильм) В сентябре 1896 года началась калифорнийская золотая лихорадка — пожалуй, самая известная в истории. Она доказала: чтобы заработать на золоте, не обязательно его добывать — достаточно знать, как выманивать самородки из карманов старателей. 5 сентября 1896 года пароход Alice Коммерческой компании Аляски подплыл к устью реки Клондайк. На его борту была сотня старателей из ближайших поселков. Они шли по следам Джорджа Кармака. Тремя неделями раньше тот привез из этих мест чехол от винчестера, полностью набитый золотым песком. Так началась самая известная и масштабная золотая лихорадка в истории. «Открытие» Клондайка не было случайным. Старатели подбирались к нему медленно, но верно. Золото на тихоокеанском побережье Канады находили и раньше 1896 года. Первыми драгоценный металл в местных реках заметили миссионеры и торговцы пушниной еще в 40-х годах XIX века, но промолчали. Первые — из-за страха, что наплыв старателей пошатнет моральные устои только-только обращенных в новую веру индейцев. Вторые — потому что считали торговлю пушниной бизнесом более выгодным, чем добыча золота. Но все же в начале 50-х на реке Фрейзер в Британской Колумбии появились первые старатели. Их было немного: прииски здесь были не слишком богатые, а кроме того, в разгаре была золотая лихорадка в Калифорнии. Но по мере того как в Калифорнии запасы истощались, миграция старателей усиливалась. С переменным успехом они исследовали русла канадских рек, постепенно продвигаясь на север, к границе с Аляской. Появились даже первые города старателей. Сначала Форти-Майл — поселение на излучине одноименной реки и Юкона. Когда золото нашли чуть севернее, многие старатели перебрались в новый поселок Серкл-Сити. Добывали здесь золота немного, но все же сумели обустроить свой быт. На тысячу с небольшим жителей здесь открыли два театра, музыкальный салон и 28 салунов — то есть по салуну примерно на каждые 40 человек(!). Размеренную жизнь старателей Британской Колумбии нарушил Джордж Кармак. Он нашел такие россыпи золота, о которых жители Серкл-Сити и не мечтали. Когда в ноябре 1896 года новость о новых месторождениях дошла до этого города, он опустел буквально за несколько дней. Все отправились в будущую столицу золотой лихорадки — Доусон. Надо признать, им повезло. Начиналась зима, связи с «большой землей» не было, никто не мог ни приехать на Юкон, ни уехать отсюда, и широкие круги американской общественности узнали о новых месторождениях золота только летом следующего года. Тысяча старателей получила возможность полгода намывать золото на самых плодородных участках, не беспокоясь о конкурентах. Настоящая золотая лихорадка началась лишь после того, как с началом лета эти старатели привезли свое золото на «большую землю». 14 июля 1897 года в порт Сан-Франциско зашел пароход Excelsior. Он совершал рейс с Аляски. У каждого пассажира на руках было золотого песка на сумму от $5 тыс. до $130 тыс. Чтобы понять, что это значит в современных ценах, смело умножайте на 20. Выйдет, что у самого бедного пассажира рейса в кармане было $100 тыс. А через три дня, 17 июля, другой пароход, «Портлэнд», зашел в порт Сиэтла. На его борту было 68 пассажиров и принадлежащая им тонна золота. «Настало время отправляться в страну Клондайк, где золота так же много, как опилок», — написала на следующий день городская газета The Seattle Daily Times. И наступила цепная реакция. На север пошли десятки судов. К сентябрю из Сиэтла на Аляску отправились 10 тыс. человек. Зима поставила лихорадку на паузу, но уже следующей весной по тому же маршруту поехали более 100 тыс. охотников за удачей. Конечно, мало кто понимал, на что он идет. Самый легкий маршрут до Клондайка выглядел так: несколько тысяч километров по океану до Аляски, потом переход через перевал Чилкут высотой километр, очередь в несколько тысяч человек. Да еще преодолеть его можно было только пешком — вьючные животные не могли подняться по крутому склону. Дополнительная трудность: во избежание голода власти Канады не пускали через перевал, если с собой у старателя не было как минимум 800 кг продовольствия. Дальше — переправа через озеро Линдеман и 800 км сплава по усыпанной порогами реке Юкон до Клондайка. Из ста с лишним тысяч, доплывших до Аляски, до золотых приисков добрались не больше 30 тыс. Из них состояние на добытом золоте сделали в лучшем случае несколько сотен. А вот людей, которые заработали собственно на старателях, было едва ли не больше. Они не мыли золото. Они раньше других поняли, что заработать можно и не вгрызаясь в вечную мерзлоту в поисках самородков, а выманивая эти самородки из карманов старателей за дефицитные услуги. Уроженец Нью-Йорка Джон Ладю по неопытности тоже испробовал профессию старателя. Пытался мыть золото в Северной Дакоте. Когда затея обернулась провалом, подался в торговые агенты. В 1890 году он приехал в Британскую Колумбию сотрудником Коммерческой компании Аляски. Чтобы избежать конкуренции, открыл торговый пост (проще говоря, небольшой магазин со складом) в самой глуши — в устье реки Сиксти-Майл. Ближайшие старатели работали за 25 миль от его магазина — на реке Форти-Майл. Но Ладю заманил старателей тем, что не продавал, а бесплатно раздавал инвентарь в обмен на обещание расплатиться за него, как только клиент найдет золото. Когда пришли первые новости с Клондайка, Джон оказался одним из тех, кто был ближе всех к приискам, найденным Кармаком. Он прибыл туда с первыми старателями. Но в отличие от них застолбил не золотоносные участки, а никому не нужные 70 га в устье реки Клондайк. Завез туда запасы продовольствия, построил дом, склады и лесопилку. Именно так он стал основателем поселка Доусон. Когда волна золотой лихорадки накрыла район, все, что строилось в Доусоне, строилось на земле Ладю. Через несколько лет он вернулся в Нью-Йорк миллионером. По расчетливости с Джоном Ладю может сравниться разве что еще один человек. Отставной капитан Уильям Мур за десять лет до начала золотой лихорадки скупил земли в бухте Скагуэй. Бывший моряк, он обратил внимание, что это единственное на сотню миль место, где фарватер позволяет подходить к берегу крупным судам. Десять лет он с сыном неспешно строил в Скагуэй пристань, склады и лесопилку. Расчет Мура был прост: старатели исследуют все реки южнее, а значит, когда-нибудь доберутся и до этих мест. Прогноз оправдался сполна: за два года клондайкской лихорадки через Скагуэй прошли больше 100 тыс. человек, а хутор Уильяма Мура превратился в крупный по тем временам город. Но все же самые большие состояния на клондайкской лихорадке сколотили те, кто разбирался в механизмах торговли. В разгар золотого бума цены на товары в Доусоне и других старательских поселках были не просто высокими, они были баснословно высокими. Начать с того, чего стоило добраться до Доусона. Индейцы-носильщики в разгар лихорадки брали $15 тыс. по нынешним ценам за то, чтобы перенести тонну груза через перевал Чинкук. Для наглядности мы и дальше будем оперировать ценами сегодняшнего дня. Лодку, позволяющую сплавляться 800 миль по Юкону, нельзя было купить дешевле $10 тыс. Будущий писатель Джек Лондон, оказавшийся летом 1897 года на Юконе, зарабатывал на том, что помогал проводить лодки неопытных старателей через речные торосы. За лодку он брал по-божески — около $600. И за лето заработал $75 тыс. Для сравнения: перед отъездом на Клондайк Лондон работал на джутовой фабрике и за час работы получал $2,5. Это $170 в неделю и 2300 за три месяца. То есть в тридцать раз меньше, чем на торосах Юкона. Вообще, по рассказам Джека Лондона можно легко изучить экономику Клондайка. Герои его автобиографических рассказов торгуют мясом лосей по $140 за 1 кг, покупают фасоль по $80. Когда Малышу — герою книги «Смок и Малыш» — удается раздобыть дешевый сахар, он удивляется податливости продавца: «Чудак спросил всего только по $3 за фунт». А это ведь никак не меньше $150 за 1 кг. $83 за 1 кг Смок и Малыш платят за порченую грудинку, чтобы кормить своих собак. Яйца стоят в Доусоне и других старательских поселках от $20 до  $65 за штуку. Цена килограмма муки в самых отдаленных поселках доходит до $450! В рассказе «Гонки» Малыш покупает почти за $4 тыс. ношеный костюм с чужого плеча, который даже не подходит ему по размеру, и оправдывается перед Смоком: «Мне казалось, что это замечательно дешево». Конечно, цены можно объяснить сложностями доставки в богом забытые районы. Но свою роль играли, конечно, жадность и монополия. Так, поставку продуктов в Доусон практически полностью контролировал один человек — канадец Алекс Макдональд по прозвищу Большой Алекс. Через год после начала золотой лихорадки состояние Большого Алекса оценивалось в $5 млн, а сам он получил титул «короля Клондайка». Была в Доусоне и своя «королева» — Белинда Малруни. Она начинала со спекуляции одеждой, а потом переключилась на виски и обувь, продавая резиновые сапоги по $2500 за пару. И тоже стала миллионершей. Причем эти люди не были первопроходцами. О том, как правильно зарабатывать на золотой лихорадке, предприимчивые люди знали давно. Несколькими десятилетиями ранее, когда лихорадка охватила Калифорнию, первым миллионером стал отнюдь не какой-то парень с киркой и лопатой, а тот, кто парням эти лопаты продавал. Звали его Сэмюэль Бреннан, и он оказался в нужное время в нужном месте. Двоеженец, авантюрист, алкоголик и глава общины мормонов Сан-Франциско Сэмюэль Бреннан среди прочего «прославился» фразой: «Я отдам вам деньги Господа, когда вы пришлете мне квитанцию за его подписью». А дело было так. В разгар золотой лихорадки в Калифорнии туда приехало много мормонов. Религия обязывала их отдавать богу десятую часть заработанного. Десятину от намытого золота старатели-мормоны приносили именно Сэмюэлю. А тот обязан был переправлять его в Юту, в штаб-квартиру церкви. Но никаких посылок с золотым песком из Калифорнии не приходило. Когда из Юты Бреннану намекнули на то, что присваивать деньги бога нехорошо, он и ответил той самой фразой о расписке. Опьяненные в буквальном смысле рассыпанным под ногами богатством старатели пускались в дикий разгул, старались перещеголять друг друга своей разнузданостью К тому времени Бреннан мог себе позволить такую наглость. Он уже ни от кого не зависел. А все потому, что однажды к нему — тогда еще скромному пастырю и владельцу небольшого магазина — зашел первооткрыватель калифорнийского золота Джеймс Маршалл. Он нашел золото за пару месяцев до этого, но хранил свою тайну. Однако, оставшись без денег, как-то расплатился в магазине Бреннана золотым песком. И чтобы доказать, что золото настоящее, признался, где его нашел. Пастор использовал ситуацию себе во благо. В следующие несколько дней он скупил по округе все лопаты и прочую хозяйственную утварь. А потом в своей газете напечатал заметку о том, что на реке Американ Ривер нашли золото. С этой заметки и началась калифорнийская золотая лихорадка. Расчет Бреннана был прост: его магазин — единственный по дороге от Сан-Франциско к приискам, а значит, старатели заплатят столько, сколько он запросит. И расчет сработал: уже очень скоро он продавал за $500 лопаты, скупленные им по $10. За сито, которое обошлось ему в $4, он просил $200. За три месяца Сэмюэль заработал свой первый миллион. Прошло еще несколько лет, и он уже не просто самый богатый человек в Калифорнии, но и один из «столпов общества», владелец газет, банков и пароходов, сенатор штата Калифорния. Впрочем, конец Сэмюэля был печален. Видимо, Господь, постеснявшись отправить ему квитанцию на десятину, нашел другой способ напомнить о справедливости. Несколько рискованных финансовых операций и скандальный развод обанкротили первого миллионера Калифорнии. Старость он встречал, ночуя в задних комнатах местных салунов. Примерно так же закончили свою жизнь и большинство старателей. Даже намыв миллионы на реках Юкона, они не могли справиться со своими страстями. Салуны, бордели, казино — сфера услуг знала, как вытащить деньги из их карманов. Писатель Брет Гарт, прославившийся описанием быта старателей, рассказывает о человеке, который, выгодно продав свой участок, за один день проигрывает в казино Сан-Франциско полмиллиона долларов.Свидетели золотой лихорадки в Австралии в своих мемуарах делились воспоминаниями о персонажах, которые в местных кабаках прикуривали трубки от пятифунтовых купюр (это как пятитысячная в нашей реальности) и платили извозчикам горстями золотого песка. Не обошла эта напасть и Россию. Золотая лихорадка не была такой спонтанной, как в Америке, добыча контролировалась государством, но все равно доход даже наемных рабочих на золотых приисках Урала и Амура был в десятки раз больше, чем у обычного крестьянина. «Опьяненные в буквальном смысле рассыпанным под ногами богатством, старатели пускались в дикий разгул, старались перещеголять друг друга своей разнузданностью, — читаем у Мамина-Сибиряка в «Сибирских рассказах из жизни приискового люда». — Во время обычного получасового полдника в котел с кипящей водой кидали фунты очень дорогого чая и огромные головы сахара. Дорогую привозную одежду и обувь носили один день, после чего все выбрасывалось, заменяясь новым <…> Простой крестьянин ставил по 4 тыс. руб. на карту и, ничуть не смущаясь, проигрывал эту сумму, в действительности представлявшую для него целое богатство, на которое он мог прекрасно обставить свое сельское хозяйство и прожить безбедно всю жизнь». В эссе «Экономика Клондайка» Джек Лондон подводит итог золотой лихорадки. За два года на Клондайк приехали 125 тыс. человек. Каждый вез с собой минимум $600. Это $75 млн. Джек Лондон оценивает еще и труд старателей. Он назначает «справедливую цену» рабочего дня в $4 за день. Итог такой: чтобы заработать $22 млн (а это вся цена добытого на Клондайке золота), старатели потратили 225 млн. Большая часть этих миллионов осела в карманах предприимчивых людей, которые знали и понимали, как зарабатывать на человеческих страстях. Казалось бы, время золотых лихорадок прошло. Однако и в наше время при желании можно поработать на золотых приисках. По разным оценкам, на добыче золота даже сегодня зарабатывают от 10 млн до 15 млн человек по всему миру. Разница только в том, что в одних случаях это будет туристическим аттракционом, а в других — рискованным бизнесом. Самый близкий прииск к Москве находится в Финляндии. В Лапландии, в городе Танкаваара, есть Музей золотодобычи. Здесь, пройдя небольшой инструктаж, вы в любое время сможете арендовать снаряжение старателя, пойти на ближайшую речку и намыть пару крупинок золота. Шансы разбогатеть стремятся к нулю, потому что это все же туристический аттракцион. Но чем черт не шутит. Ведь Лапландия — один из центров европейской золотодобычи. Здесь была и своя золотая лихорадка, которая началась в 1868 году. Находили даже самородки весом до И сегодня в Лапландии золото добывают в промышленных масштабах — около 9 т в год. Правда, большую часть извлекают из шахт с использованием сложного оборудования, перемалывая сотни тонн грунта. Тем не менее для привлечения туристов власти Лапландии раз в год устраивают чемпионат старателей. Они подбрасывают в речной песок мелкие самородки, и тот, кто намоет больше всего золота, получает заслуженный приз. Участие в чемпионате стоит порядка €50, проводится он обычно в июле. Во многих странах частные лица могут добывать золото вполне легально. Лучше всего это делать в США или Канаде — там самые простые и понятные законы. Но нужно быть готовым вложить в бизнес как минимум сотню тысяч долларов без гарантии возврата средств.Так, например, на Аляске каждый сезон работает около 200–250 артелей. Чаще всего это семейные предприятия из четырех-шести человек. Они покупают или арендуют драгу для промывки грунта, экскаватор и перемалывают арендованный участок. По статистике 80% артелей добывают меньше 20 кг золота за сезон. Этого в лучшем случае хватает, чтобы окупит затраты на оборудование. А удача улыбается единицам. Так, в 2011 году из 227 артелей, работавших на Аляске, лишь две смогли добыть больше 80 кг золота и обеспечить себе хорошую прибыль. Еще около 60 артелей работают там же, на Аляске, возле поселка Ном. Они добывают золото из прибрежного грунта, но примерно с тем же успехом. В России частная добыча запрещена. Поэтому единственный способ стать причастным к золотодобыче — устроиться на работу на золотые прииски в Магаданской области или Якутии. Выбор вакансий большой — от взрывника до инженера-электроника. Зарплата — от 90 тыс. руб. В мире много мест, где можно добывать золото на свой страх и риск. В Латинской Америке нелегальных охотников за золотом и драгоценными камнями называют гаримпейрос. Считается, что только в одной Бразилии этим бизнесом занимаются около трехсот тысяч человек. Причем они не признают государственных границ, перемещаясь между Бразилией, Аргентиной, Чили, Венесуэлой, как только получают информацию о новых перспективных месторождениях. По некоторым оценкам, гаримпейрос добывают до половины бразильского золота. Часто они провоцируют конфликты, заходя на территории индейских племен. Бывало, возмущенные индейцы убивали десятки вольных охотников за золотом, те отвечали, и эту двустороннюю резню удавалось остановить только после ввода правительственных войск. На свой страх и риск (особенно если вы умеете давать взятки местным чиновникам) можно пытаться вести бизнес по добыче золота в Юго-Восточной Азии и Африке. Например, в ЮАР официально на золотых шахтах работает 150 тыс. человек и примерно столько же нелегалов разрабатывают четыре тысячи заброшенных шахт. В Танзании — до 400 тыс. кустарных добытчиков золота, в ДР Конго — около 300 тыс. в Индонезии и вовсе до полумиллиона. Среди них достаточно много американцев и европейцев, которые пытаются поймать удачу в этой мутной воде. История о злоключениях извечного любимца публики, маленького бродяги, который на этот раз отправляется на золотые прииски Аляски и как всегда порадует вас бесконечным калейдоскопом трюков и комических ситуаций. Отзыв: Этому фильму, только подумайте, в наступающем году исполняется 90 (!) лет!!! А его по-прежнему смотрят, любят и помнят. Не это ли слава? После смерти великого маэстро комедии мы все еще смотрим его фильмы, и, что самое главное, мы ими восхищаемся! Актеры во всем мире считают его своим учителем, но никто из них не сумел и не сумеет добиться и половины той славы, что покрывает имя Чаплина. Этот фильм — картинка из детства. Меня с ним познакомили мои родители, я смеялся над злоключениями бродяжки Чарли, я восхищался героями Чаплина и его актерским мастерством. Затем я еще много раз имел возможность по телевизору увидеть «Золотую лихорадку», всякий раз стараясь ее не пропустить. И вот теперь мне посчастливилось приобрести видео. Не описать словами все чувства, обуревавшие меня, когда в моих руках оказался один из гениальнейших шедевров кино всех времен и народов. Для меня Чаплин начался именно с этого фильма. Для меня это самый лучший фильм великого немого комика. Я никогда не перестану смотреть его великие творения, потому-что от искусства невозможно отказаться!